Дрыхун

Кто любит проспать до обеда, тот не я. Хотя подобные казусы у меня случаются, куда же без этого. Но если день начался с обеда, то я точно знаю, что будет «день-3,14здень».

Категорические не люблю вставать поздно. Даже, если я лягу часа в 3 ночи, предпочитаю поднять свою тушу раньше полудня. Если встать поздно, весь день будет непременно тухлым и унылым. А самое главное – он слишком быстро кончится. Это не день, а огрызок какой-то. Попытка продлить его, пяля глаза ночью – ничтожна. Это я сижу ночью, а день все равно был короткий. И я многое упустила.

А если захочется провести день тюленя, лежа на мягком диванчике, то все равно стоит встать пораньше. Чтобы подольше ничего не делать. В день, когда ничего не делаешь, всегда в душе треплется чувство, что ты мог бы сделать еще меньше.

Вся эта моя любовь к раннему подъему нисколько не уменьшает любви к самому сну. Подрыхнуть то я люблю. Давить массу на подушку это кайф. Но 9 утра — это максимально допустимый предел таяния на матрасе. После этого начинается внутренний конфликт, депрессия, агрессия и дикое желание втащить кому-то. Чаще всего себе. За то, что проспала.

Мое предпочтение поднимать зад с петухами пригодилось с детьми. Мне не пришлось вставать в разгромленном доме. Это когда пока мать храпит, свесив пятки на пол, дети разбирают содержимое шкафов. Нет, у моих не было этого шанса вдоволь набедокурить. Потому что их встречала мамаша с улыбкой и кофейком в руке. А теперь, зная во сколько девчонки встанут, можно успеть переделать кучу дел до их подъема.

А рассветы…Это такая невероятная вещь. Восход солнца – потрясающее зрелище на этом свете, но многие в это время еще спят. В том числе, частенько и я, ибо солнце в раннем вставании всех сделало. Но посидеть на подоконнике с чашкой свежего кофе или лежать на еловом ковре среди леса, наблюдая пробуждение природы – настоящее блаженство, дающее заряд на предстоящий день.