Легкая амнезия

Вы тоже попадаете в такие дебильные ситуации? Когда охватывает чувство, что у тебя провалы в памяти. На лица.

Я вообще не очень по запоминанию фейсов. Я с легкостью с первого раза запомню маршрут через всю Россию, по которому меня могут провести даже с завязанными глазами. Запомню любую дорогу, я не тот, кто потеряется, выйдя на пару метров из домика на турбазе. Помню даже те дороги, которые проходила еще в детстве. Я любой пенек на пути всегда буду хранить в памяти. Каждую кривую березку. Но вот с фейсами критическая беда. Некоторые способны запомнить все лица на работе, включая имена, прикрепленные к этим рожицам. Даже если они работают в месте, где трудятся несколько тысяч. Я и нескольких человек не смогу за год до конца различить. Странно, что я своих детей различаю.

Так вот. В связи с этим ненавязчивым лицевым кретинизмом, я постоянно попадаю в ситуацию, когда меня человек знает, а я его уже нет. Точнее, я думаю, что его не знаю, но на самом деле должна знать. Он то ведь прыгает и радуется, словно мы еще и чем-то веселым развлекались вместе. Хорошо, если эта встреча ограничивается просто приветствием. Чувак радостно машет мне, а иногда и обнимает, с восторгом орет: «Прииииивееееет!». А я с натянутой улыбочкой пытаюсь сделать такой же восторженный вид. И медленно пячусь, лишь бы быстрее свалить. Ибо я не осознаю, кто это вообще передо мной.

Я, конечно, побывала в разных ситуациях, компаниях и работала в нескольких местах. Соответственно, познакомилась с кучей разных людей. Возможно, отсек моей эктоплазмы в башке, отвечающий за накопление сведений о людях, просто переполнился и избавился от лишнего путем хаотичного форматирования. Но это не совсем прикольно.

Потому что кроме коротких «приветов», бывает, что приходится общаться дольше. При встрече в разных учреждениях, больницах, очередях и прочих мест, где вы вынуждены еще постоять и вроде потрещать о былом. И вот человек тебя расспрашивает обо всем, радуется, рассказывает о себе. А ты стоишь как тот гриб  с глазами: «У нас в Рязани грибы с глазами. Они глядят. А их едят».

Хлопаешь только ресницами. И отчаянно перебираешь затхлые мешки памяти, стараясь выгрести оттуда хоть ниточку, которая приведет тебя к пониманию, ну откуда мы знакомы.

Радует, что некоторые почти сразу после тесных обнимашек и распыления о том «сколько лет, сколько зим», выкрикивают вот это вот спасительное; «А помнишь, мы с тобой….» И тут то, память возвращается.

Вот лучше бы я так забывала «кто это», при встрече с конфетами в магазине. Но нет, они мне всегда знакомы и радостно прыгают ко мне в корзинку. А потом и на бока.