Личные таракашки

Я не страдаю безумием. Я им наслаждаюсь. Продолжаем рубрику разбора Светко-личности помимо фетиша с носками под лозунгом: «Я и милые тараканчики».

Я не люблю заправлять одеяло в пододеяльник. Это треш. В день смены белья я просыпаюсь в холодном поту, зная, что сейчас я буду заправлять этот ужас. Если я после смерти попаду в ад, то это точно будет котел с одеялами, которые надо распихать по пододеяльникам. И я буду бесконечно крутиться в этом котле снова и снова, засовывая одно в другое.

Я не люблю накрашенные ногти на ногах. Прям до рвоты. Поэтому летом я не смотрю вниз на ноги дам. Ибо подкатывает сразу к горлу.

Терпеть не могу выделяющиеся мышцы. И у мужчин, и у женщин. Я сейчас не про красиво подтянутое тело, а именно о рельефных фигурах. Не стоит у меня на такое, не стоит.

У меня есть воображаемый друг, с которым я разговариваю. И он всегда за мной наблюдает.

Обожаю слушать ложь, когда знаю правду.

Я внутри добрая. Это очень хорошо. Пригодится в жизни. Другим.

Работать физически мне не позволяет конституция тела, а быть начальником-конституция мозга.

Я ни разу в туалете не читала текст на освежителе воздуха. Но слышала, что это актуальное занятие.

Умею отлично вышивать, вязать, чем угодно, но совершенно не умею и не люблю шить. Как вы там видите что-то на этих выкройках, это же лес дремучий. Пришив оторванную пуговицу, я уже чувствую себя героем и вытираю вспотевший лоб.

Умею выглядеть веселой чувихой, при этом втыкая себе вилку в ладонь под столом.

При первом знакомстве с человеком, у меня всегда проносится краткая характеристика о нем, основанная только на ощущениях его ауры или биополя. Или еще чего-нибудь там умного. И ни разу не подвел меня этот вердикт. Всегда в точку.

Если поздно вечером меня окружает куча вкусностей, а я боюсь потолстеть, то я выпиваю вина. Алкоголь убивает чувство страха.

Иногда кажется, что я ничего не делаю, но на клеточном уровне я очень занята.

Обычный мой лозунг: «Если я этого хочу, значит, это будет».