18.12 Часть 3.

Судный день. Первые робкие шаги к победе.

За всеми заботами и делами я совершенно подзабыла о предстоящем суде. Но государство не оставит вас в беспамятстве и пришлет вам повестку. Ни разу не довелось мне до этого побывать в нашем суде, вот настало мое время.

На первое заседание мы пришли особо не подготовленные, в наших глазах лишь горел огонек правды. С этим огоньком нас обыскали на входе, поинтересовались, нет ли у меня в сумочке заточек. Штопор у меня там есть. Но я об этом умолчала. Все равно вина вы мне предложить не сможете.

До суда нам звонил адвокат нашей дамы, видимо, хотел предложить что-то  загадочное и интересное. Но, второй раз не соизволил позвонить. А нам оно надо? Ваша клиентка виновата, вам и названивать. Нам до вас дела нет.

В дальнейшем я узнала, что хотели они нам предложить всю вину на себя взять. Я аж выпала в стойкий осадок от такой наглости. Не могу быть в этой инфе на сто процентов уверена, но, если это действительно так, это полный финиш.

Зашли мы в коридор суда, встретились с нашим следователем, уселись все вместе на скамейку и стали ждать. Ждать оказалось недолго. Судья вызвал нас к себе в кабинет и выдал, что адвокат, видите ли, только сегодня заключил договор с автоледи, а сегодня он в другом суде, и поэтому они не явились. Начинается, подумала я. Мозг ложкой кушать будут. Придется пободаться.

Ушли мы понурые, так как настроились уже толкать гневные речи, а толкать их пришлось к себе обратно в задницу. Следующее заседание было назначено через недельку. Всю это неделю я активно читала юридические документы, судебные практики, законы, а также простые и банальные форумы, дабы почерпнуть для себя побольше информации. А заодно настроится позитивом и гневом участников форумов.

И вот снова судебное заседание. Мадемуазель явилась в обнимку со своим адвокатом. Изначально у меня мелькали мысли о целесообразности иметь ей адвоката, ведь дело ясное, что дело темное. Но, как только она открыла рот на суде, до меня дошло, что без человека с корочками адвоката она просто не сможет себя защитить.

Завели нас в зал судебных заседаний. Сашка то думал, наш разбор будет по-тихому в кабинете, но нет, все как положено. Судья в мантии, зал, клетка сбоку. Обвиняемую туда не усадили. А я бы посмотрела на нее сквозь прутья клетки. Даже сахарок бы ей просунула. О, что я несу. На обратном пути я не удержалась и пощупала сию конструкцию. Прочная она что-то, зараза.

Итак, объявлено все открытым, я включила диктофон, а адвокат сразу понес бумажки с ходатайством о свидетеле. Свидетелем выступил ее сожитель. Ладно, подумали мы, послушаем, что он там болтать начнет, если что и за дачу ложных показаний можно привлечь.

Первой выслушивали мы непосредственно виновницу. Она вышла, гремя дешевыми браслетами на руках. Пальцы все увесила кольцами. Привет, сельпо. Подошла к трибуне, положила на нее руки, и я сразу явно услышала громкий стук ногтей по столешнице. Волосы ее чудным образом с момента аварии перешли из блондинки в шатенку. Думала, что выглядеть солиднее будет, наверное. Ну, а может просто тогда она мне показалась более яркой блондинкой.

Завела она свой рассказ. Стояла она бедная, пропускала кучу машин, а тут мы вылетели, да подбили ее бедолагу. Машину нашу она не видела, никаких расстояний оценить не смогла. Водитель хренов.  Словарный запас у нее явно скудноват. Единственное, что она четко выучила – я стояла и если бы я знала, что так получится, я бы лучше все запомнила.  Ей мастер класс можно вести – как уметь повторять несколько раз за минуту одно слово.

Далее выступили мы. Тут долго разглагольствовать не буду.  Сказали, как было. Я с трудом сдерживалась, чтобы не вставлять в свою речь терпкие словечки. Особенно теперь, когда я уже знала, что она свою вину не признает. А зря. Вот зря. Вина ее там слишком уж очевидна, там нет спорной ситуации. В таких случаях все, кто признает вину, извиняется, чаще всего отделывается лишь штрафом и спокойно идет домой пить чай с конфетами. Но дама явно не отличалась сообразительностью, поэтому решила топить себя до конца.

Выступление свидетеля меня порадовало.  Я то знала, что сейчас выйдет тот бегающий и орущий вокруг машин мужик с богатой фантазией. И ожидала кучу нелепых историй. Раз уж врать то с женушкой, то до последнего, чего мелочиться то. Но, оказалось, это был единственный адекватный человек из их семейного подряда. Еще в больнице, лежа на продавленной кровати, Санек слышал разговор в коридоре. Муженек этот втирал своей благоверной, как она не права, что не пропустила нас. И вот на суде он даже не стал ничего выдумывать, сказал, что стоял, курил, видел машину вдалеке, но момент аварии не помнит, не видел. Зато минут пять втирал про какую-то елку, которую она везла на Новый год. Елку еще хотели приплести. Все повесить на нее. Нашли ель отпущения.

Зачем нужен был такой свидетель, совершенно не понятно, но у их адвоката, видимо, свой веселый мир в голове. Хотя за те деньги, что адвокаты берут, могли бы свой мир подогнать под общественный. А на лице сожителя то явно читалась досада и недоумение. Мне так и казалось, что он ей хорошего пенделя дать хочет с вопросом: «Какого хрена здесь творится?».

Речь адвоката.  Вот уж где закипело у меня от злости в кишках. Нес несусветную дичь. Он сам то машину водит? Он в курсе законов физики, не? Как можно было придумать настолько убитую версию, непонятно. Видите ли там изгиб дороги, а мы летели с бешеной скоростью и вылетели на середину, а там то и стояла разнесчастная клиентка. Места ударов на автомобилях, которые были видны на фотографиях, предоставленных следователем, его не смутили, он упорно твердил свою чушь. Он, походу, не в курсе, что при его раскладе, удары были бы совершенно другими, да и машины  никак бы не развернуло в то положение, в котором они оказались. Ну, ничего, детей заимеет, в школе почитает с ними учебники физики. Обновит, так сказать, свой винчестер. Все-таки, придумывать то надо более реалистичные версии.

Уповал он на наш тормозной путь, мол длинный он, аж 10 метров, значит летели мы. Ой, все. Не могу. Каша на дороге снежная, нет? Не смущает? Да и вообще мы на своей полосе, можем хоть жопой на крыше ехать, она нас пропустить должна. И, кстати, тормозной путь. Яркий, четкий, на нашей полосе. Да еще и у обочины почти. Адвоката он задевал только длиной, а то, что он есть, его не волновало. По его версии значит, мы вылетели на середину, сбили девицу, а потом вернулись, чтобы притормозить на своей полосе. Гениально просто. Аплодисменты.

В конце он заявил, что желает приобщить видеозапись к материалам дела. Я сначала было испугалась, что они нарыли где то видео в качестве hd да еще и с его версией. Но, как только он пояснил, что запись с камер рок-клуба, я хохотнула. Выясняли мы про эту запись. Качество там аля, 0,3 мегапикселя, да и аварии там не видно. Думаю, ну пусть приобщает, радуется человек.

Суд объявил перерыв для приобщения видео.  Я думала, что нас выгонят в коридор, мы подождем и продолжим. Но нет, суд перенесен еще на неделю. Сначала я расстроилась, уже впадло было ждать всего этого действа. Но, затем мне пришла в голову светлая мысль, что это они снова просчитались. У нас появилась целая неделя, чтобы подготовить еще доказательств и речь. Правда нас ввела в ступор фраза судьи, что если мой муж не сможет прийти, я могу одна. Это как вообще. У нас сразу закралась мысль о подвязках в суде. Мы ее упорно отгоняли как муху навозную, но она все равно жужжала в закромах. Как же хорошо, что она оказалась бредовой, и наш суд не из таких.