Непризнанные звезды

Я не люблю публичных выступлений. Выйти перед народом и вещать что-то для меня просто на грани фантастики. Я начинаю потеть, краснеть и пыхтеть. Защищая диплом, например, я его еще и пару раз чуть не выронила из трясущихся рук. А когда мне стали задавать вопросы, хотелось кинуть папку в лица комиссии, сбежать и спрятаться под лестницей.

Но одна часть моего тела не желает быть такой же унылой и зажатой. Это грудь. Она просто жаждет быть знаменитой. Жаждет получать овации. И постоянно ищет способы показаться всему миру. Ненавязчиво выглядывает из рубашек, постоянно расстёгивает лифчик, дабы обрести свободу. А я иду потом по улице и ищу подворотню, чтобы застегнуть его обратно.

Иногда она переходит все границы. Вот, например, на свадьбе. Моей. Угу. Вместо очаровательной невесты я после танца была в роли развратной бабищи. Потому что моя скромная по размерам грудь нескромно решила вывалиться из платья. Да еще и это выступление было оставлено на видео со свадьбы. Ну, чтобы я не забывала, что без эпика даже здесь у меня не обошлось. И детям потом весело показать.

Или вот аквапарк в Геленджике. Я радостно скатилась с горки. И иду такая вся красивая. Без лифчика, который сполз по горке уже следом и остался вальяжно плавать в бассейне. Мне яростно махала руками девушка, которая следит там за утонувшими. Я думала, что она безумно радуется тому, как я красиво съехала. И в ответ я счастливо ей заулыбалась и помахала. Она не отставала за мной и продолжала что-то кричать, и размахивать руками. Какая назойливая, подумала я. Нельзя же так радоваться только за меня. Вон там сколько народу после уже съехало. Да еще и догнала меня. И как в ухо гаркнет: «Девушка, у вас купальник упал!». И тут я почувствовала, что в груди то реально было свободнее. Гляжу вниз – болтаются красотки без прикрытия. Линзы, значит, из глаз не вывалились, а сиськи вот они, обрели свободу. Я бегом за лифоном, а затем рванула подальше от этого места. Хотя, судя по тому, что окружающие не ржали, а мило мне улыбались, им понравилось. А титьки не хотели влазить обратно, по ним было видно, да оставь ты нас, все равно уже все видели.

В дальнейшем я вцеплялась в свой купальник на всех горках двумя руками А на самой высокой еще и труселя поддреживала. А то мало ли. Еще задница на публику захочет. Однажды она уже делала попытку стать смелее, скинула плавки посреди Волги, когда я мирно плыла к буйку. Рыб, наверное, всех распугала там я.