Бычок и поле. Часть третья

Тут Санек выдает чисто мужское логическое решение — раз проехали сюда через лес, значит и обратно повезет. Заезжаем в лес. Только что-то никто не учел, что туда мы ехали на чистых колесах. А обратно придется ехать на машине, заляпанной по самую крышу.

Ну, собственно случилось то, что случилось. Мы съехали в колею. Сели брюхом. Заебись. Тут уже я снова начала смеяться. Нервно так, подрагивая ручками. Ну, че, говорю. Приехали. Пролетели с ветерком. И вот тут знаете, Санек ко мне поворачивается с довольным лицом. И такой, а вот ты все равно грязная, снова толкать будешь. Вот она любовь то.

Опять взялись за старое — собираем ветки. Только до поля с кирпичами уже далеко, ветки все березовые, еле оторвешь. Да еще я пиздец замерзла. Я нереально замерзла. Мои ноги это просто два кома грязи. Волосы все мокрые, руки грязные, поэтому рвать ветки ледяными руками было то еще удовольствие. Кое-как справились, накидали. Встала я значит в позу уже отработанную. В такой позе трахаться бы, а не машины толкать. Эх. И тут понимаю, что в поле мои ноги увязли и застопорились. А здесь они скользят. И в тот момент, когда я это понимаю, Санек газует. И я со своим пониманием разъезжаюсь на земле под машиной мордой в грязь. И вот теперь я достигаю дзена. Мне становится на все срать. Я вся полностью черная, мне холодно так, что я уже не ощущаю себя. И мне становится восхитительно похуй.

Увидала бревно в кустах. Притащила его, уперла в землю. И сама в него уперлась. Снова толкаем. Все как обычно. Летящую грязь я уже не ощущаю, ибо сама могу так грязь с себя разбрасывать. Запахло паленой резиной. Пизда колесам, подумали мы. И тут я словно увидела свет. В лесной темноте я увидела свет. Потому что наша машинка выехала. Она выехала! Она дала нам еще шанс. Но мы его просрали.

Я сажусь на свою тряпочку. Что делать дальше мы хз. Тут Сашка выдает. А ведь лес то дикий. Кабаны могут повылазить. Я к нему поворачиваюсь с охуевшим лицом: «Что? Кабаны? Ты вот зачем мне это сказал?»

Ну что, говорит Сашка, вперед! Я ему начинаю втирать, что никакого вперед не будет, ибо только назад. Через поле, там слева я видела тропку сухую. Проехать можно по ней и траве. Но нет. Меня никто не слушает. Хотя зря. Обычно я несу хуйню. Но ведь бывают и светлые мысли. Нет, всем наплевать на мое просветление.

Сашка радостно газует! И что? Ну, вот угадайте. Ахахахахах. Мы снова съехали в колею. Какое ощущение безысходности я испытала, это не передать словами.

Вокруг уже темнота. А это вам не Сызрань. Там фонарики не горят. Там тупо темнота. Хорошо Луна светила. От наших фар в грязи толку было мало. Ну, собственно, что делать. Я выхожу,  отгоняю от себя мысли о кабанах. Хотя мне так и казалось, что сзади мне в задницу метит уже какой-нибудь толстый кабанчик. Толкаем. Колесами воняет так, что прослезиться можно. Ну, думаю, на такой запах кабаны не сбегутся. Ахахах. Вот нахуя он мне про кабанов то сказал.

И тут я понимаю, что нам пиздец повезло. Машина снова выехала. С брюха. Второй раз. Я люблю тебя Автоваз. Была бы на сантиметр ниже тачила, хрен бы. Lada Granta, ты супер детка! Я ей теперь буду оды петь. Да я даже поверить не могла, что мы все таки вылезли.

Все, ору, чтобы ехал назад. Выехали снова в поле. Я вылезла. Пешком решила идти и сразу прощупывать все лужи. А дорога там до поворота на асфальт на полчаса где-то. А мы наполовину пешком. В темноте. Короче, больше часа пиздовали. Точнее Санек ехал, а я пиздовала.

Выехали на Ерыклинский участок. А там темень. Не видно, куда повернуть.  И тут возник он. Словно феникс из пепла. Мужик из одного из домов. Оказывается, там не все так заброшено. Он с опаской на нас смотрел. Еще бы. Грязная девица, грязная машина и вообще, откуда эти двое ночью в их забытой деревеньке. Долбоебы, однозначно. Я бы на его месте опасалась таких. Но он нам помог, показал, куда и как проехать.

И вот мы на асфальте. Я готова была целовать его. Асфальт этот. Осталось еще, как минимум, час до дома ехать. Главная мысль была — лишь бы ДПС  не докопались, ибо машина была по уши. Отмыть тряпочками или салфетками хоть номера было невозможно. Да еще и фары были заляпаны. В итоге ни хера не светили. Мы пристроились за одной машиной и ехали за ней. хД

О том, чтобы поставить такую тачку в гараж речи не было. Нашли автомойку на Западном. Когда я вылезла из машины, все автомойщики очень подозрительно посмотрели на Сашку. Ну, собственно, это норма. Представьте. Ночь, мужик привез на грязной машине из леса бабу. Она вся в грязи, в одной майке. А на улице дубак уже. А он чистенький. Картина для развития воображения прямо.

Я стояла, тряслась как осиновый лист. И тут мы достали чай. В термосах. Он был охуенен. После такого он был просто божественен и горяч. А бутеры. Я давно такого оргазма от еды не ощущала.

Тут я решила, что негоже вот такой свиньей являться домой. Я ж чистюлька. А тут можно сказать сама вся как говно. Расчесала кое-как волосы, завязала гульку. Поехали к родителям. Забрали детей. Родители, конечно, сказали, что мы идиоты. Тут Сашка поехал машину ставить, а  я типа домой пошла с детьми от подъезда.

Но! Я не могла морально занести свое бренное тело в черноземе в свою обитель. И я разделась.  Догола. Прямо в подъезде. Земля посыпалась из лифчика. Это для сведения. И вот я иду такая вся красивая до дома. И мне срать, смотрят ли соседи из своих глазков. Сверкала жопой, когда детей заталкивала в лифт, заталкивала в дом. Короче, днем бы соседи парни порадовались. А так не повезло им.

Эпилог. Отмывалась я 3 часа. Джинсы, кеды, майка все в мусор. Церковь так и не увидела.

Вывод. Езжайте по трассе товарищи. Нехуй в полях делать.