Чемпион среди какао.

О кровавой истории в детском саду я уже писала. Теперь маленькая заметка о моей собственной «гениальности». Это вот когда в самый неподходящий момент тебе в голову приходит просто потрясающая идея, и ты немедленно ее исполняешь.

Было мне на тот момент годиков немного. Я еще на качели спокойно влезала. Правда, в головушке то не сильно изменилось все с тех пор. И вот катаюсь я на этих самых качелях. А раскачиваться то я любила сильно. Я вообще раньше была «без башни». На любой аттракцион – Светочка скорей бежит, сунуть руки ко льву в клетке – сунет сразу две, прыгнуть с качели через ров, который выкопали для починки трубопровода – первопроходец не кто иной, как я. Это сейчас я никак не решусь покататься в парке на «Астероиде» (позорище), да и в Геленджике в аквапарке после выступления своей груди (читайте ранние посты) на самую высокую горку решилась только после пивка.

Но тогда я была «огонь». И вот эта девочка-пламя раскачалась, как следует. И тут ее настигла стандартная Светочкина нелепость. Она брякнулась с этой качели. Мордой в пыль. Платьице грязное, рожа грязная, уже не солнышко.

Вместо того, чтобы мирно лежать, ждать, пока качели остановятся, или бабушка успеет добежать и остановить их, я сгенерировала классную мысль. Что, если поднять голову, можно увидеть, как качели феерично надо мной пронесутся. От восторга и крутости своей идеи, я быстренько голову подняла, под крики бабушки: «Нееет, не поднимай!». И вот качели со свистом вписались мне в лоб. До сих пор удар могу представить. А качели то были добротные, с железным порожком. Который вошел мне в полчерепа. Если бы еще помотал так туда сюда, было бы трешово.

Дальше, помню, мне было весело. А всем грустно почему-то. Приехала скорая, бабушка причитала, врачи суетились, окружающие охали. И сидела я. Довооооольная, как кот у сметаны. Ну, потому что получилось даже круче, чем я ожидала. Кровища течет по лицу, теплая. Все что-то спрашивают, а я лыбу давлю.

Заштопали меня суровыми нитками. Было прикольно. Врач шутки шутил. Вот вынимать эти стебельчатые стежки потом было уже не так весело. Да и радость к этому дню схлынула. Башка болела, луковицы волосяные целой кучей сдохли. Остался мне на память шрамище среди волос, каждый раз, как вижу, напоминаю себе, что надо обдумывать гениальные идеи тщательнее.