Бычок и поле

Люблю я путешествовать по деревням России. Особенно, когда в Инете вдруг наткнешься на фотографию некой красивой церкви. Да еще и построенной без единого гвоздя. Надо ехать, а как иначе. И вот в прекрасный солнечный день мы туда собрались. Село Старая Ерыкла.В 1779 году был построен тёплый каменный храм, в 1845 году исправлен помещиком Николаем Александровичем Карповым; престол в нём — во имя Святителя и Чудотворца Николая. Холодный храм деревянный был построен в 1864 году, на капитал завещанный помещиком Андреем Зиновьевичем Дурасовым; престол в нём — в честь Покрова Пресвятые Богородицы. Взяли с собой бутерброды с куриным рулетом, горячий чай в термосах. Проложили маршрут. Туда вели две дороги. Одна по трассе, одна через деревни. Мы, конечно, выбрали вторую, экстремалы. И вот перед нами таки торжественная табличка Ерыклинский участок. Табличка что надо. В стиле Сайлент Хилла.

0_7776a_bb0ddfdd_orig

Кругом стояли подсолнухи сухие. Узкая тропинка. И тут нам навстречу вышел бычок. Встал посередине и смотрит. И смотрели мы так минут десять. Мы на него, он на нас. Муж мой сигналить ему. Ему пофиг. Даже ухом не повел. Тут я не выдержала. Вылезла из машины. Муж орет вслед: «Он тебя забодает!!» А я че. Я вон че. Стою и втираю быку: «Милый, ну отойди с дороги, ты видишь два дурака едут. Ты хочешь быть тоже дураком?» И знаете вот. Бык то умный. Вздохнул, ой, как он вздохнул…прямо так обреченно. И пошел в подсолнухи. Затем оглянулся, взмахнул ушами и снова вздохнул. Это был не наш день, бык об этом пытался сказать. Катались мы по полям еще час. Поворот нашли только, когда стемнело и уже пора домой. Решили, что еще вернемся.

Сказано – сделано. Снова в заброшенных местах. Решили сократить путь, проехать до нужного поворота через лесополосу, которая идет параллельно полям. В прошлый раз мы именно через нее выехали домой. Только в прошлый раз там было сухо. А тут мы заехали и видим то, что порадует каждого дурачка. В лесу был дождь. Колея размыта. Мы на Ладе Гранте. Но нас так просто не возьмешь. С криком «Проскочим!», Санек жмет на газ, и мы, буквально, пролетаем этот лес. Я на каждой колее с огромной лужей просто закрывала глаза, ибо все, что я могла заорать; «Поехали обратно! Мы провалимся!»

Проскочили. А среди поля нас ждало что? Правильно! Лужа! Огромная. Мы с сомнением около нее стояли, ехать или нет. И тут я предложила просто гениальную идею. А давай проедем через поле. Да. Через распаханное поле после дождя. По чернозему, нафиг. На легковушке. Ну ладно, я дура. Но муж то куда смотрел. Взял и поехал. Ну как поехал. Газанул и через секунду мы оказались в грязи. Машина утопла. Вокруг уже темнеет, холодно. И тачка по уши. В багажнике ничего. Только инструменты по мелочи и домкрат.

Единственный вариант — собираем вокруг ветки, палки, елки. Затолкали все это под машину. Сколько ни пыжились, сколько ни газовали, бесполезно. Вокруг темнота скоро настанет. И мы по уши в грязи стоим. Вызвать можно только МЧС, потому что ни один друг не найдет нас, потому что я сама точно не знаю, где мы. И вокруг ни души. Я тупо начинаю орать, садись в машину, я буду толкать. Я, конечно, не стройная точеная лань, но все таки и не тяжеловесный бегемот, способный в одну харю вытолкать машину из жирного чернозема. Но мне пофиг. Я пролезаю к переду машины. Тут я понимаю, что все-таки от бегемота во мне что-то есть, потому что мои красные кедики начинают уходить под землю. И вот я уже стою по лодыжки в грязи.

Я просто не знала, на что подписалась. Во-первых, машина тяжелая. Да, я подозревала, что она не весит 5 кг, но она же реально тяжелая. Руки просто отваливались. А грязь летела в морду. Но вы не поверите. Мы ее вытолкали.  Вытолкали. Под вонь покрышек и зудение комаров. Санек улыбается. Фигли ему не улыбаться, он чистый. Это машина в грязи по самую антенну. Это я в грязи по самые линзы. А он улыбается. Стоим. Нашли тряпочку в машине, постелили мне как описавшемуся щенку, чтобы я сиденья не загадила. Сели. Ну, говорю, куда едем. Ясное дело, ни о какой церкви речи уже не идет. Домой бы попасть. Впереди — чернозем и лужа. Позади — лес и колея.

Тут Санек выдает чисто мужское логическое решение — раз проехали сюда через лес, значит и обратно повезет. Заезжаем в лес. Только что-то никто не учел, что туда мы ехали на чистых колесах. А обратно придется ехать на машине, заляпанной по самую крышу. Ну, собственно случилось то, что случилось. Мы съехали в колею. Сели брюхом. Улыбаемся и машем. Тут уже я снова начала смеяться. Нервно так, подрагивая ручками. Ну, че, говорю. Приехали. Пролетели с ветерком. И вот тут знаете, Санек ко мне поворачивается с довольным лицом. И такой, а вот ты все равно грязная, снова толкать будешь. Вот она любовь то.

Опять взялись за старое — собираем ветки. Кое-как справились, накидали. Встала я значит в позу уже отработанную. В такой позе любиться бы, а не машины толкать. Эх. И тут понимаю, что в поле мои ноги увязли и застопорились. А здесь они скользят. И в тот момент, когда я это понимаю, Санек газует. И я со своим пониманием разъезжаюсь на земле под машиной мордой в грязь. И вот теперь я достигаю дзена.

Увидала бревно в кустах. Притащила его, уперла в землю. И сама в него уперлась. Снова толкаем. И тут я словно увидела свет. Она выехала! Она дала нам еще шанс. Но мы его просрали. Я сажусь на свою тряпочку. Что делать дальше мы хз. Тут Сашка выдает. А ведь лес то дикий. Кабаны могут повылазить. Я к нему поворачиваюсь с офигевшим лицом: «Что? Кабаны? Ты вот зачем мне это сказал?»

Ну что, говорит Сашка, вперед! Я ему начинаю втирать, что никакого вперед не будет, ибо только назад. Через поле, там слева я видела тропку сухую. Проехать можно по ней и траве. Но нет. Меня никто не слушает. Хотя зря. Обычно я несу ересь. Но ведь бывают и светлые мысли. Нет, всем наплевать на мое просветление. Сашка радостно газует! И что? Ну, вот угадайте. Ахахахахах. Мы снова съехали в колею.

Я выхожу,  отгоняю от себя мысли о кабанах. Хотя мне так и казалось, что сзади мне в задницу метит уже какой-нибудь толстый кабанчик. Толкаем. Колесами воняет так, что прослезиться можно. Ну, думаю, на такой запах кабаны не сбегутся. Ахахах. Вот зачем он мне про кабанов то сказал. И тут я понимаю, что нам феерически повезло. Машина снова выехала. С брюха. Второй раз. Я люблю тебя Автоваз. Все, ору, чтобы ехал назад. Выехали снова в поле. Я вылезла. Пешком решила идти и сразу прощупывать все лужи. А дорога там до поворота на асфальт на полчаса где-то. А мы наполовину пешком. В темноте. Короче, больше часа пиликали. Точнее Санек ехал, а я шлепала.

И вот мы на асфальте. Я готова была целовать его. Осталось еще, как минимум, до дома ехать. Отмыть тряпочками или салфетками хоть номера было невозможно. Да еще и фары были заляпаны. В итоге почти не светили. Мы пристроились за одной машиной и ехали за ней. О том, чтобы поставить такую тачку в гараж речи не было. Нашли автомойку на Западном. Когда я вылезла из машины, все автомойщики очень подозрительно посмотрели на Сашку. Ну, собственно, это норма. Представьте. Ночь, мужик привез на грязной машине из леса бабу. Она вся в грязи, в одной майке. А на улице дубак уже. А он чистенький. Я стояла, тряслась как осиновый лист. И тут мы достали чай. В термосах. Он был волшебен. После такого он был просто божественен и горяч.

Тут я решила, что не могу морально занести свое бренное тело в черноземе в свою обитель. И я разделась.  Догола. Прямо в подъезде. Земля посыпалась из лифчика. Это для сведения. И вот я иду такая вся красивая. Отмывалась я 3 часа. Джинсы, кеды, майка все в мусор. Езжайте по трассе, товарищи.

Что потом мы и сделали. Ведь увидеть эту церковь было уже просто необходимо.