Добрые моменты

К детским садам я относилась ровно. Ко всем, что посещала. Однако, школу любила больше. Ибо там было интереснее. А спать днем я не люблю, да и играть предпочитаю одна. В саду было спокойно. Воздушно, розовенько и пушисто. Не считая пары моментов. О самом душераздирающем случае есть отдельный рассказ. Он тут. Но были еще забавушки.

Участь сидеть рядом со странным ребенком преследовала меня вечно. В саду это была какающаяся девочка. Бесила она меня знатно. Она делала это теплое дело в свои штанишки обязательно в момент приема пищи. Мне это не мешало вкусно покушать. Меня вообще сложно заставить не пожрать. Но, таки купаж за обеденным столом явно был не к месту.

В младшей школе же делить парту часто приходилось с представителем куда хлеще. Не стану сейчас об этом, возможно, это достойно отдельного рассказа. Своими истериками и криками я в итоге избавилась от зловонного соседства. От первого и от второго. Но, не сразу. Больше всего мне доставлял аргумент взрослых, почему они издеваются надо мной: «Ты хорошая, повлияешь на них чудесно, они исправятся».

Что? За что я должна расплачиваться? Совершенно чужие мне люди растут психически забавными, а я их станови на путь истинный? Нашли святошу. Я не из этой лиги. Я лишь могу попытаться вытащить человека из пахучего болота, но владельцы сей мутной жижи вызовут лишь презрение. Или смех. Это максимум, чем я их могу удостоить. От меня это довольно много, пусть радуются.

Девочка та была скучна. Гораздо больше нас порадовал мальчик. Утро. Прогулка. Болтающие воспитатели, бегающие дети. Солнышко, птички, шум ветерка. Картину внезапно портит хрустящий звук. Затем грохот падающего тела. Не вписался. Пацан к успеху шел, но перед ним выросла кирпичная стена надворной постройки. Лоб не был готов к этой встрече. Кровища хлынула фонтаном, залив зеленую травку и распугав воробушков. Немного долетело и до других товарищей, оросив их красными каплями. Я стояла дальше, это радовало. Началась паника, крики. Подьехала скорая. Мальчик вернулся однажды, со шрамом на башке. Родители бучу не поднимали. Это у нас сейчас в саду папа однажды наехал на воспитательницу, мол, стразы! с ботиночек потерялись.

А я вот шлепнулась в саду. Уже в другом. Да не с высоты собственного роста, бегущего на обед. А с высоты горки. Горка-ракета. До сих пор ее помню. Была она высоковата для меня. Боялась я на нее залезть. И вот стояла я около нее прекрасным солнечным днем и смотрела. Смотрела, смотрела, да и решила скатиться. Не ссыкло же я в самом деле. Полезла вся такая гордая. Но совершить полет космонавта не удалось. Нога зацепилась за ступеньку, я шлепнулась с грохотом и клубами пыли. Грохот стоял от моего носа. Который не сломился под притяжением Земли. Только лишь порвалася и выглядел как свекла.

И фиг бы с ней, с болячкой, но у нас была запланирована фотосессия в саду. И вот я снова гордая сижу в дубовом костюме адмирала. Да еще и волосы мне забрали по шапку. В итоге вышла фото-боль. Мрачное лицо со шнобелем. Фотошопом тогда и не пахло. Фотку я мысленно эту как вижу, называю «после посадки».