Городская сумасшедсшая

Однажды летом окружающие могли видеть скромную девочку с косичками, которая шарилась по подъездам. По ее прыжкам до потолка можно было подумать, что она малолетняя фанатка игр с запрещенными препаратами. Или просто будущая жительница дурдома. Жильцы ее усердно гоняли с писками. «Вали домой, дура буйная».

История о том, как ты делаешь полезное дело, а все думают, что ты просто идиот. Ведь девочка Света не просто так упражнялась в прыжках на месте. Вовсе не в мастера спорта готовилась. Ей там все равно ничего не светило бы никогда. Слишком я люблю упражнение «лежка тюленьки на мягком диванчике».

Я просто ловила мух. У нас на крыше поселились стрижи. Развели там гнездо, завели семью. И вот одного малыша то они лишились. Он решил, что уже готов жить самостоятельно. Послал всех на три буквы и выпал из гнезда. Когда понял, что поступок был необдуманным, было поздняк метаться.

Так и лежал он на нашем балконе, свернувшись под крылышко. А тут я. Вышла вдохнуть свежего воздуха, проверить, кто из друзей во дворе. А стриж лежит. Подумала, сначала, дохлый уже. Подняла, отнесу, думаю под куст. А он запищал.

Не сказать, что я заботушка великая. А тут сердце дрогнуло. Соорудила ему лежак в коробке. Благо солнышко пекло, можно было в дом и не заносить, жил на балконе. Встал вопрос, чем его кормить. Я не стала долго думать, заморачиваться, да и гугла не было. Решила ловить ему всякую летающую шушеру.

Так вот знаете ли, мошки и букашки с крылышками так просто на улице не сдаются. Я бегала за ними до седьмых потОв. А приносила домой пару-тройку. Поняла, что где-то баг. И с таким подходом, бедный стриж загнется полуголодной смертью.

А тут мухи в подъезде летали. Они всегда у нас там летали. Жирные,сочные. Каждое лето ты выходишь из подъезда под аккомпанемент этих жужжалок. Откуда они там брались, нафига там летали (жрать то нечего), кто ж его знает. Главное – они были. В замкнутом пространстве. Во многих подъездах.

И вот я. Прыгаю, ловлю себе в банку мух. Лето и мухи. Откормила на балконе жирную птицу. Пора бы ей и честь знать, решила я. Да и лето кончается. Выглядел птенец уже солидно, целым орлом. На руки я его особо не брала, не сюсюкала. Решила, что пусть диким останется.

Стадион. Светка. Стриж, которому я даже имя не дала. Первый раз сидит у меня на руках. Смотрит вокруг. Потом на меня. И снова на мир. Лети, говорю, пора тебе. Не знаю, понял он там что или нет. Но взмахнул своими крыльями, поцарапал мне ладошки и улетел.

Я постояла, посмотрела, послушала. Не раздастся ил где звук шмяканья толстого стрижа на землю. Но, нет. И я ушла. Довольная. Можно больше мух не ловить.