Мои приключения в роддоме. Часть 3

Чудесные естественные роды двойни в городе Тольятти

Часть 3

Деревья в окне

Итак, повели меня по длинному коридору. Врач все восхищался, какой у меня скромный живот для двойни. Скромный, скромный, несу вот своего скромняжку сдувать.

Мне как главному везунчику по жизни, досталась обязательно самая последняя родовая. И, поэтому, тащились мы по коридору с моим пузанчиком довольно долго. Мой путь омрачали крики дурниной со всех сторон. Почему все рожающие бабы так орут? Ну не все, ладно. Но многие. Они орут больше, чем рожают.

Пришли мы, взобралась я на монумент родильный. Довольно таки милая кровать для родов. У нее там потом, как, оказалось, снизу отваливается часть, и она превращается в стул. Ну, прямо трансформеры. Нацепили на меня датчики, чтобы сердечки слушать. Угу.. У меня живот крутит во все стороны, я на спине лежать не могу, только на боку, а датчики показывают все, только когда я на спине. Лежу, мучаюсь. А денек то выдался, точнее ночка. Все родовые заняты, все орут. Врачи бегают, их не хватает, видимо. И вот они, решив, что дело мое еще терпит, бросили меня одну и ушли. И дверь еще закрыли. Молодцы.

А я с круглыми глазами лежу и мучаюсь. Решила, что с меня хватит, отодрала все датчики, улеглась на бок и облегченно вздохнула. Фигу вам, думаю, мне так легче. Мое пузо мне так велит.

Лежу себе, все еще размышляю о бренном – почему все кругом орут? Я вот лежу, больно капец, да. Но не до дикого крика раненого носорога же. Ладно, думаю, это еще я рожать не начала конкретно. Там, может, как дикая тварь заору, выбравшаяся из бездны ада.

Чую водичка из меня полилась. Сначала меня даже паника охватила, обоссалась мол. Позорище то. Ссыкушка. Потом дошло до Светочки, что это воды отошли. Ну, все, готова к крику. Даже прокашлялась, чтобы оралось лучше.

И тут боль ушла. Вообще. Тупо стало тянуть все вниз. А врачей то все нет и нет. Шикарно. И кричать то ведь бесполезно, все кругом орут. Поди, разбери, кто орет.

И вот так я терпела эти самые знаменитые потуги 3 раза. А это вам не срать хотеть. Тут целого ребенка остановить приходилось. И, о чудо, наконец-то прибежала врач с медсестрой. Рожаю давно уже, говорю им, а вы все ходите черте где. Медсестра начала улыбаться, а я возьми и роди ей Алинку с одного напряга прямо в руки. Она стоит, офигела, глаза навыкате. Врач даже подбежать не успела. Стол сложить в стул не успели, ничего не успели. Я все успела зато.

Лежу довольная, потом довольство уходит, вспоминаю, что еще вторую рожать. И вот эти пять минут ожидания потуги мне очень запомнились. Картина маслом. Лежу я, молча, жду. Стоят две кумушки, глядят мне внимательно между ног. Молча. Ждем.

Пошло, говорю. И вот раз, и Лизунька родилась. Пулеметом меня назвали там.

Вытерли девчонок, взвесили, измерили и мне положили. Они на меня смотрят, хлоп-хлоп, а глаза синие-синие, даже время остановилось на секунду. Милотааааа.

Вернули меня в реальность мои трясущиеся ноги. Они дико тряслись во все стороны, это нервное было, медсестре пришлось их держать, чтобы акушерка покопалась у меня «там», вытянула плаценту и вынесла вердикт, что есть ранка внутри на сантиметр, будем шить.

И иглу достает с суровой ниткой. Ноги мои еще больше затряслись. Я поняла, где бабы орут, ахаха. Рожать легче. А эти два стежка иголкой по «звезде» заставили мои глаза повылазить до потолка. Но крики я свои сдержала. Негоже два арбузика из себя вытолкать, а заорать от иголочки.

А вот когда она уже узелок стала заматывать, я выгнулась и стала заглядывать, что и как там она делает. Она удивленно так на меня глаза подняла и спросила, неужели мне интересно, зачем я туда смотрю? Интересно да. А что? Может, я хочу уточнить, какую марку ниток вы используете и не пришьете ли вы чего лишнего.

Оставили они меня на час там. Так положено. И тут заметила я, какой классный вид из окна у меня был. Деревья, лес, птички чирикать уже начали, хотя темновато еще было, да и время то было третий час всего. Но рядом с роддомом, наверное, птички всегда чирикают, там не уснешь.

Лежу, девчонки задрыхли, а я блаженно улыбаюсь. Как все хорошо вышло то. Мой страшный сон в родах был – это тупые крики вокруг: «Вон, уже головка! Тужься! Еще. Давай!». Все фильмы эту мысль навевают прямо, да и окружающие родзалы подтвердили это в реальности. И как же ништячок, что мои девчонки повыскакивали за секунду, и мне не пришлось выслушивать это дерьмо. А то до этого я прямо видела картину, как я дубашу всех вокруг за то, что они говорят мне это дико мерзкое словечко: «Тужься!».

Лежка меня тюленя быстро закончилась, прикатили мне каталку. Предводительница каталки оказалось бабой тучной. А в ее обязанности еще и входило слить с роженицы остатки крови. Для этого она навалилась мне всей тушкой на живот и резко нажала ручищами. В эту секунду мне показалось, что кровь не только с низов полилась. Казалось, что из глаз, рта, да всех щелей брызнуло. Вот это было дичайше. Это жесть, товарищи. Это реальный жесткач.  Дикая боль. Матка там открытая рана, а она по ней ручищами, да прессом под сто кило.

После этого на каталку я скатилась просто клубком на живот, дабы скрыть его от этой главной садюги. Запихнули мне под жопу огромный памперс-матрасик. И покатили меня. Покатили меня в далекие дали. Прикольно, кстати, как в киношке. И только лампочки мелькают.

Закатили. Перекатили на кроватку. Я оказалась одна в палате, но сразу за мной начали еще завозить девчонок. И палатка наша быстро заполнилась. Одну медбратик привез, явно работает пару дней еще. Зеленый. Он эту девчонку с кровавой попой не знал, как взять, чтобы перекатить. Боялся тронуть. Бедолага.

Детей сразу оставили со мной. Я еще на каталке начала говорить одну фразу – мне бы платную палату. Продолжила я ее и в комнате. Ибо родственники в бесплатную не могут заходить, а мне надо, чтобы прийти ко мне смогли. К обеду сказали, что известно будет, как выписка пройдет. А пока все заняты. Я всем позвонила, покидала смс, какая я молодчинка. Урурур.Ну, думаю, пойду пока в туалет наведаюсь. Загляну заодно себе вниз. Осмотрю все хорошенько. Дети уснули. Медсестра там как раз пока сидела.

Осмотр длился пару минут, шовчик оказался реально около сантиметра, недалеко от выхода, так сказать, внутри. Пока копошилась у себя, капнула кровью. Не успела я ее бумажкой подтереть, как залетела уборщица. Сначала она хотела дверь закрыть, меня увидев, но капля крови ее остановила. Она дико на меня заорала, что я ей тут гажу, а она трудится как пчелка. Ну да. Поломойки у нас всегда важный персонал. Да простят меня за такое слово. Но таких вот баб только так и назвать. Я бы и без нее вытерла все. Стучать надо, кстати. Но глаз то орлиный у нее прям. Капельку разглядела с разбегу. Хотя, может она по нюху учуяла, раз без стука залетела. Или по звуку. С конца коридора. У нее как у Кларка Кента слух. Крутышка такая. Раз и тихий шлепок капли слышит из соседнего здания.

После обеда перевели меня таки в платную палату. Красота, одна я с девчонками, тишина.