Пузатые веселости

Меня благополучно миновали заскоки при беременности. Мне не хотелось ни рельсы нюхать, ни селедку запивать молочным коктейлем с березовым дегтем. Даже обидно. Хотела, может, развлечься. Мужа погонять в два часа ночи за кусками мела. Или кусками мяса. Молоденькой перепелки. Обязательно из осиновой рощи среди поля с фиолетовыми лопухами.  Могла ведь и улечься на асфальте, вдыхая запах будущих весенних ям.  

Но нет. Даже картона пожевать не хотелось. Поэтому всегда радостно восхищаюсь чужими заскоками. Недавно мне довелось наблюдать доселе невиданную картину.

Стояла душенька моя в библиотеке среди стеллажей. И вот, листая книгу, я бросила взгляд в щелку на соседний проход. Там стояла глубоко беременная девушка. И она нюхала книги. Брала по одной, испуганно озираясь, не видит ли кто ее за этим веселым занятием. И яростно вдыхала.

Я тоже любитель затянуться новой книженцией и получить дозу кайфа. Но я не знала, что можно это делать так эпично. Она вдыхала ее так жестоко, что страницы начинали судорожно шуршать и затягиваться в ее ноздри. Ее лицо полностью исчезало среди букв и водило носом по всей площади книги, слегка покусывая уголки листов. Потом ее лицо поднималось с зажмуренными от удовольствия глазами.  На нем был просто напечатан невероятный кайф. Аж ресницы трепетали от восторга.

Затем она ставила книгу на место и хватала сразу другую. И снова все повторялось. Я наблюдала за ней как завороженная. И все ждала, что попадется такая книга, где ей крышу сорвет от экстаза. Но не дождалась, не стала долго подглядыванием заниматься, ушла. С мыслью о том, ну почему же мне все таки не досталось никакой упоротости во время беременности. Это же в моем стиле. Хотя, может в этом и был заскок моего пузатого положения. Я была необычайно рассудительна, серьезна и адекватна. Но потом родила, и все встало на свои места.